Алексей и Андрей Киселевы, первые выпускники факультета Фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО, рассказали, как наука воспитывает стратегов.



Алексей и Андрей Киселевы, первые выпускники факультета Фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО, рассказали, как наука воспитывает стратегов.

Почему физики легко разберутся в финансах и как наука воспитывает стратегов – выпускники факультета Фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО об истинной ценности высшего образования.

Работа по специальности – не всегда работа именно в той области, которой обучался в вузе. Задача университетов сегодня – показать, где еще выпускник может применить свои компетенции. Особенно это актуально для Университета ИТМО, который благодаря вовлечению студентов в научную деятельность готовит специалистов, которые способны применить свои знания практически в любой сфере, уверены выпускники факультета Фотоники и оптоинформатики Алексей и Андрей Киселевы. Они не стали работать по специальности в общепринятом традиционном смысле, но при этом задействовали в профессиональном пути все уникальные навыки, который дал им вуз и, в частности, занятия наукой. О том, как студентам пересмотреть свое отношение к клише «работа по специальности», чтобы расширить возможности трудоустройства, почему физики разбираются в финансах не хуже дипломированных финансистов и в чем важность междисциплинарной работы, Алексей и Андрей рассказали в интервью ITMO.NEWS.


Андрей Киселёв

Что было для вас главным во время обучения в вузе?

Алексей: После первых двух лет обучения мы увидели на кафедре объявление об обществе молодых ученых, точно уже не помню, как оно называлось. Нас это заинтересовало, мы подошли к заведующему кафедрой Фотоники и оптоинформатики Сергею Аркадьевичу Козлову (недавно он стал Заслуженным деятелем науки РФ – прим. редакции), и сказали, что хотим заниматься наукой. Хотя тогда мы вообще ничего не знали о том, что такое наука и как она делается. Но Сергей Аркадьевич отнесся к нам очень благосклонно, и мы начали сотрудничать с кафедрой и Государственным оптическим институтом, где мы окунулись в мир науки. Тогда мы поняли, что такое настоящая физика, увидели классических советских ученых. Мы стали работать в научных проектах, общаться с людьми, которые большую часть своей жизни посвятили исследованиям, начали заниматься программированием, математикой, потому что ни одно теоретическое исследование невозможно без математических расчетов и создания компьютерных моделей.

Почему для вас было так важно заниматься еще чем-то, кроме учебы?

Андрей: Несмотря на то, что университет давал очень высокий уровень знаний и прививал сильные профессиональные компетенции, для нас учеба казалась скучной. Нам было этого мало. Поэтому со второго по шестой курсы учеба была скорее фоном для нашей исследовательской деятельности. И так получилось, что после четвертого курса мы не хотели продолжать обучение на той кафедре, на которую поступали, а предпочли продолжать работать с Сергеем Козловым. Мы знали, что Сергей Аркадьевич планировал создать факультет Фотоники и оптоинформатики, и мы буквально попросились на этот еще не до конца сформированный факультет. То есть мы были, по сути, первыми студентами-старшекурсниками этого факультета.


С.А. Козлов

Было ли образование качественным на совсем еще новом факультете?

Алексей: Два года на этом факультете были самыми важными и плодотворными для нас как студентов. У нас была громадная поддержка со стороны факультета, потому что все его сотрудники всячески продвигают обучение через занятия научной деятельностью, и немало активности было направлено именно на это. Мы могли участвовать в реальных проектах, общаться с признанными учеными мирового уровня, участвовать в конференциях. Мы вступили в Международное общество оптики и фотоники, Оптическое общество Америки, Оптическое общество им. Д.С. Рождественского, много публиковались в журналах, в том числе зарубежных. Часть лекций мы слушали вместе с другими студентами, но по большей части у нас было практически индивидуализированное образование с большим уклоном на самостоятельную деятельность.

Андрей: Помню, что конкретная программа обучения для старшекурсников была еще в стадии подготовки. Мы совместно пытались сформировать ее. Возможно, тогда и не планировали набирать пятый курс, но мы сами так на него стремились, что весь преподавательский состав поддержал нас, и у нас получилось – мы стали пятикурсниками нового факультета - Фотоники и оптоинформатики. Вдвоем. Мы проводили виртуальные лабораторные для студентов младших курсов по нелинейной оптике, то есть у нас были элементы и преподавательской работы.

Но вы не остались работать в науке после окончания вуза?

Алексей: После окончания вуза наступил самый тяжелый этап жизни в плане профессии. Мы переехали в Москву, и для меня это было жизненной ошибкой – я сожалею, что не остался в Университете ИТМО. В Москве я стал заниматься бизнесом, который включал в себя также программирование. Я много узнал о том, как делается бизнес, научился обработке больших данных, с нуля создал проект, в котором участвую и сейчас. Потом я устроился в Лабораторию Касперского ведущим разработчиком. Через пять месяцев мне предложили работу в Гамбурге инженером по машинному обучению в OttoGroup – крупной немецкой компании, где я и работаю сейчас.

Андрей: После окончания вуза очень не хотелось, чтобы образование оказалось непригодно на рынке. Мы начали искать свой путь. Меня тянуло к сфере реализации проектов, что связано с глубоким анализом, управлением финансами. Сначала я руководил маркетинговыми стратегиями для строительных проектов, наращивал стратегическое мышление. Сейчас я – генеральный директор и управляющий партнер инвестиционной компании. Всего у меня завершено более 30 проектов по реализации стратегий предприятий и холдингов. Среди проектов, в которых я участвовал и участвую, – Московский международный медицинский кластер, я являюсь членом рабочей группы по запуску самого крупного медицинского проекта в РФ; Олимпийский комплекс «Лужники»; медицинский кластер на 370 000 посещений в год в ЮФО и другие.

Получается, вы пошли работать не по специальности. А вам помогли навыки, полученные в ходе занятий наукой?

Андрей: Не могу в полной мере согласиться, что я пошел работать не по специальности. Зависит от того, что подразумевать под этим клише. Ведь все знания, которые я получил в Университете ИТМО, я применяю каждый день, просто не в тех видах деятельности, которым меня обучали. Вы не поверите, но у меня есть разработанная мною бизнес-стратегия, основанная на законе сохранения импульса. Но дело даже не в этом, а в том, что в вузе меня научили работать головой: моделировать и анализировать ситуации, прогнозировать развитие событий, уметь лавировать между разными сценариями. Все это помогло мне стать стратегом. Потому что на факультете перед нами всегда ставили такие задачи, которые до нас еще никто не решал. Нас обучали всегда находить прорывные решения, как было принято говорить, «на краях науки». Я бы даже сказал, что если вы изучали физику у С.А. Козлова, то у вас не будет проблем с пониманием финансов. Поэтому здесь надо спросить: специальность – это род деятельности или то, чему нас научили? Нас научили мыслить в области физики и применения глубокого аналитического аппарата в происходящих процессах.

Алексей: Во время обучения в Университете ИТМО мы решали задачи, которые до нас еще не решались, которые нельзя найти в учебниках. На факультете требовали результатов, а не простого просиживания на лекциях. Кроме того, среди всех нас была конкуренция, потому что если ты не будешь активно участвовать в научной работе, следить за трендами в своей сфере, то ты неизбежно отстанешь от остальных. Мы тратили время профессоров с мировым именем и не могли себе позволить делать это вслепую или без конкретной цели. Все это очень сильно мотивировало. Мы были ориентированы именно на разные проекты, на результат. Я прошел путь коммерциализации своих знаний и в итоге все равно вернулся к деятельности, которая связана с моей специальностью. Но без навыков, полученных в вузе, я бы не достиг того, что имею. Потому что нас научили не бояться ни одной задачи, браться за то, что другие не могут сделать. Нам показали, что не существует барьеров – это все иллюзии.

Я сейчас поняла, что и у меня было это клише: ты должен работать по специальности, а если ты не работаешь, то ты неудачник. Очень сложно осознать, что есть и другие пути, когда ты выходишь из вуза и пытаешься найти применение своим навыкам.

Андрей: В этом-то и проблема: есть это клише, показатели эффективности вузов, которые выражаются в трудоустройстве выпускников по специальности, но ведь существует множество сфер, где еще могут быть востребованы знания этих выпускников. Всем институтам не хватает некоторой взаимосвязи между наукой и тем, где можно коммерциализировать знания, полученные от занятий наукой. Именно поэтому у меня есть предложение создать в Университете ИТМО некоторое сообщество выпускников, представителей различных компаний, участники которого смогут рассказать студентам, где они смогут применять свои навыки, чтобы быть успешными.

Алексей: Ситуация в том, что студенты не видят реального применения своим знаниям, полученным в ходе занятий наукой. А ведь это – колоссальный опыт, благодаря которому мы с братом, например, получили качественные и востребованные знания. Но мы, как и многие выпускники, не понимали, что с ними делать. Поэтому важно приглашать выпускников, чтобы они могли рассказать, как и где работают, показать альтернативы студентам.

Ведь это большая трагедия для России и для Университета ИТМО, в частности, что, выпуская специалистов самого высокого уровня, мы не можем конкурировать с привлекательностью остального мира в плане предложений работы и, к сожалению, потеряли и только восстанавливаем сильные научные школы. И непонятно, как решать эту проблему. Университет ИТМО не может решить ее в одиночку, хотя я вижу по новостям, что в вузе работают люди, которые предпринимают все усилия, чтобы удержать молодых специалистов в университете. Более того, я считаю, что только в Университете ИТМО можно было бы создать реальный аналог Кремниевой долины: я восхищаюсь успехами Геннадия Короткевича, тренера Андрея Станкевича и его программистов. Такие таланты могут найти работу в любой компании мира. В России пока немного компаний, которые могут предложить работу таким качественным специалистам, как выпускники Университета ИТМО. Кроме того, фотоники как коммерческой отрасли практически не существует в России. И куда идти? Поэтому важно рассказывать, где выпускники еще могут коммерциализировать свои знания.

Какие конкретные методики решения этого вопроса вы можете предложить вузам?

Андрей: В этом процессе важны два звена: сами студенты, а также администрация. Цель администрации – повысить привлекательность вуза с помощью успешных студентов, выпускников в том числе. Но студентам в массе своей неизвестно, как говорить что-либо о деньгах, о том, что их знания должны быть коммерчески пригодны и оценены. Это вообще какая-то темная область: все знают, что бывают НИОКРы, но ведь есть и коммерческая часть любого проекта – продукт. И студенты должны учиться видеть эту коммерческую часть. Для этого, вероятно, стоит проводить какие-либо мастер-классы, например, если говорить о той же генерации лазерного пучка, то необходимо рассказывать, какой продукт может из этого получиться. Администрация должна создать условия обучения, в которых студент будет понимать ценность своих навыков, даже если ему не удастся применить их по прямой специальности.

Алексей: В этом плане также не хватало общения не только с успешными выпускниками и представителям компаний, но и студентов между собой. То есть студенты должны сформировать некоторое сообщество, в котором смогут делиться идеями, инновациями. Ведь, например, Facebook изначально создавался как соцсеть для Гарварда. И для Университета ИТМО, я думаю, даже не нужно особо создавать что-то новое: в вузе уже есть платформы, где можно генерировать такое общение, тот же интранет-портал.

На самом деле, у нас в вузе уже есть подобные взаимосвязи между студентами разных направлений, развиваются межотраслевые исследования: например, ты можешь быть программистом, но анализировать базы данных по молекулярным исследованиям.

Андрей: И это очень важно. Вуз должен выстраивать эти межотраслевые взаимодействия. Поскольку, когда мы выпускались, нам было тяжело перестроиться на мышление в другой области. Поэтому, возможно, имеет смысл устраивать какие-либо профориентационные мероприятия, на которых студенты могли бы знакомиться с работой и обучением студентов других факультетов. Это позволит им более уверенно применять свои знания в разных сферах, то есть они получат навыки бизнес-эрудиции, понимание, что их знания в области фотоники могут быть пригодны не только в лазерах и микроскопах. Тем более сегодня каждая сфера деятельности меняется очень быстро, и специалисты должны быть готовы быстро перестраиваться. Ведь те студенты, которым сегодня по 20 лет, к 30-35 годам станут лидерами мнений, и мне бы хотелось, чтобы эти лидеры были подкованы в любых вопросах, могли глубоко анализировать ситуацию и принимать оптимальные решения на основе всесторонней экспертизы.

Алексей: Занятия наукой – это потрясающий опыт, который, как мы уже говорили, колоссально нам помог. Но далеко не все остаются в науке. Поэтому важно помнить, что, когда студент встретиться с реальным миром, ему будет тяжело. Необходимо помочь ему подготовиться к этой встрече.

Статья Наталья Блинникова

Редакция новостного портала